Малый бизнес и вузы: сотрудничество через аутсорсинг
Материалы выпуска
«Дуальное обучение обеспечит баланс спроса и предложения на рынке труда» Рынок Дмитрий Ендовицкий: «Работодатели должны включиться в подготовку кадров» Компетенция Сергей Колодяжный: «Мы работаем в тесном тандеме с производством» Компетенция Дело рук нанимающих Инструменты Все свои Инструменты Малый бизнес и вузы: сотрудничество через аутсорсинг Инструменты Кадровый тюнинг для производства Инструменты
Инструменты Черноземье,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Малый бизнес и вузы: сотрудничество через аутсорсинг

Как производство может помочь вузу «откадрировать» учебный процесс
Сергей Давыдов

Директор по производству компании «Некст-Трейд» Сергей Давыдов рассказал РБК+ о том, почему пробуксовывает система подготовки молодых специалистов на небольших предприятиях и в какой точке интересы вузов и работодателей из малого бизнеса все же могут пересечься. Компания ООО «Некст-Трейд» — типичный представитель наукоемкого малого бизнеса. Работа по программе импортозамещения с газодобывающими гигантами в трех направлениях — литейном, обрабатывающем и термическом направлениях — ведется силами немногим более 50 человек. Кадрового голода, по словам совладельца компании Сергея Давыдова, давно не знают. Штат полностью укомплектован и текучки нет в принципе. Изредка открывающиеся вакансии связаны либо с расширением производства, либо с естественной ротацией персонала.

— Воспитание молодого специалиста под нужды предприятия— идея неплохая, но в условиях малого бизнеса трудно выполнимая. С точки зрения получаемого опыта мы, как небольшая компания, не можем конкурировать с тем спектром компетенций, которые начинающий сотрудник получит, например, на механическом заводе. В нашем сегменте там был и есть самый широкий спектр технологических возможностей, и все стоящие специалисты отрасли, в том числе работающие сейчас на коммерческих предприятиях, — выходцы оттуда.

Причины, по которым предприятие не слишком заинтересовано в проведении производственных практик или обучении молодых специалистов — пусть и для собственных нужд, — вполне убедительны.

— Вводить новичка в производственный процесс — затратно, — поясняет совладелец компании. — Подготовить ему рабочее место, освободить время его наставнику — и все это для получения навыков, которые принесут компании пользу лишь в перспективе. А здесь и сейчас — это просто растрачивание ресурса, что в конечном счете отразится на себестоимости продукции. В условиях жесткой экономии, в которых сейчас работает отрасль, это непозволительная роскошь.

Впрочем, глава «Некст-Трейд» подчеркивает — окончательно этот вопрос компания для себя не закрывает, но для формирования устойчивых связей вузовской науки и производства нужны win-win-решения.

— Как в любом бизнес-процессе, работа на результат должны быть интересна обеим сторонам — и вузу, и работодателю, — говорит Сергей Давыдов. Но пока, к сожалению, вузы не хотят платить за производственную практику своих студентов, а предприятия — особенно небольшие — не могут.

На системные нестыковки вузов и работодателей накладываются еще и поколенческие особенности тех, кто приходит сейчас на предприятия в качестве студента или молодого специалиста. Несколько лет назад Лондонская школа бизнеса совместно с рекламным агентством Saatchi & Saatchi, проведя исследование мотивации молодых работников так называемого поколения Y, обнаружили, что 90% из них не готовы трудиться на одном месте работы дольше пяти лет. Так что опасения работодателей о тщетности своего производственного наставничества не так уж и беспочвенны.

— Молодежь хочет зарабатывать и понимать свои карьерные перспективы сразу же, невзирая на отсутствие опыта и компетенций, — говорит Сергей Давыдов. – Чтобы «выпестовать» среднего токаря, нужно пять-семь лет, а чтобы он стал профи — еще три-четыре года. К таким длительным «стартам» новое поколение тоже не готово. Исключения составляют лишь те случаи, когда человек серьезно мотивирован на получение навыков в своей профессии. У нас, например, есть сотрудник, который сам пришел на предприятие учиться профессии токаря. Мы дали ему наставника, он прошел внутренние экзамены, а сейчас делает работу токаря третьего разряда.

Но такие случаи — действительно редкость. Раннее самоопределение в профессии нынешним выпускникам по большей части не свойственно, отмечает руководитель компании. И винить их в этом сложно.

— Первое образование люди получают не всегда осознанно — часто под влиянием родителей и просто в силу необходимости выбрать какой-то вуз по окончании школы. Понимание того, что тебе действительно нужно, приходит позднее. Сужу по себе — у меня три высших образования, потому что в течение жизни постоянно осознаешь, что тебе недостает каких-то знаний, — размышляет топ-менеджер.

Должен ли в таком случае Минобразования тратить ресурсы на обучение неопределившихся студентов, получающих диплом ради «корочки», — вопрос.

— Система распределения, существовавшая ранее, была хороша тем, что получившие образование за счет государства вносили свой вклад в создание материальных и нематериальных благ. Вернуть ее в условиях рыночной экономики, на мой взгляд, уже невозможно. Но альтернативной может стать целевой набор, предусматривающий ответственность за результат и вуза, и студента, и работодателя и отработку затраченного ресурса, — считает Сергей Давыдов.

Впрочем, топ-менеджер уверен — проблему взаимодействия вузов и работодателей давно пора рассматривать под другим углом.

— Общественная дискуссия вокруг обучения молодых специалистов как-то «зависла»— об этом по инерции еще много говорят, но реально ничего не происходит. Я полагаю, что проблему сотрудничества вузов и работодателей нужно рассматривать не в контексте подготовки персонала, а в плане взаимодействия для разработки новых технологий и спецпроцессов. Это — та точка пересечения, в которой каждая из сторон может в полной мере реализовать свои интересы. У бизнеса есть практические задачи, решение которых он готов делегировать вузам. У вузов есть — я надеюсь — интеллектуальный ресурс для их выполнения.

В практике компании «Некст-трейд» случаи такого взаимодействия были и, как надеется ее руководитель, еще будут. Этот тандем развивает инновационный, практически ориентированный потенциал вузов, дает им доход и материал для обучения, позволяя быть в тренде происходящего в бизнесе. По сути, это и есть тот самый производственный заказ от бизнеса, просто получаемый в иной форме.

— Мы готовы передавать часть своих задач на аутсорсинг в вузы, и я уверен, при правильно выстроенной мотивации конечных исполнителей, мы можем на выходе получить хороший результат, а вуз — постоянный источник доходов и идей от бизнеса. Выстроить эту мотивацию внутри учебного заведения— задача, на мой взгляд, вполне решаемая и более чем реальная. А без такого сотрудничества говорить о бесшовном внедрении инновационных технологий в производственную практику, о формировании актуального для потенциальных работодателей учебного плана просто не имеет смысла, — подчеркнул Сергей Давыдов.