Материалы выпуска
Мэр Воронежа Александр Гусев: «Новейшая история наступит через 2-3 года» Решения Владимир Нетёсов: «Работы впереди непочатый край» Решения Иван Лачугин: «Лучшее решение – это ежедневный труд!» Решения Юрий Гончаров: «Наша задача — эффективный диалог бизнеса и власти» Решения Дмитрий Крутских: «Хочется вернуть престиж профессии водителя» Решения Роман Яковлев: «Заработать на банкротстве и помочь – это разные вещи» Рынок
Решения
Материалы выпуска
Владимир Нетёсов: «Работы впереди непочатый край»
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Спикер Воронежской облдумы подвел итоги 2016 года

— Какие цели и задачи вы ставили перед собой как председатель законодательного органа региона на 2016 год? Удалось ли их достичь?

— Главные задачи всех ветвей и уровней власти, и соответственно, их руководителей — повышение комфортности жизни населения, развитие экономики и социальной сферы, стимулирование малого и среднего бизнеса, привлечение инвестиций, расширение взаимодействия гражданского общества и органов управления. Можно ли считать, что по этим направлениям у нас все идеально? Нет, конечно. Так что о какой-то моей личной удовлетворенности результатами говорить не стоит. Покой — не наше состояние. И работы впереди непочатый край.

Но если рассматривать эффективность работы законодательного органа региона, то, считаю, она была высокой. Нашей главной целью было законотворческое обеспечение экономических и социальных преобразований, проводимых лидером региона Алексеем Гордеевым. Плюс — оперативное реагирование на возникающие социально значимые запросы населения.

Несмотря на негативные тенденции в развитии целого ряда производственных направлений страны, наша область, благодаря усилиям губернатора, продолжила экономический рост. В сфере АПК мы целому ряду показателей вышли в число субъектов-лидеров РФ. Со своей стороны областная Дума сделала все возможное, чтобы обеспечить бесперебойный бюджетный процесс, максимальное привлечение инвестиций, благоприятные условия хозяйствования для бизнеса, фермеров и личных крестьянских хозяйств.

Также мы заложили правовую основу для решения целых пластов важнейших для населения проблем. В том числе, в сфере ЖКХ.

Был принят блок законов, усиливающих социальную защиту малообеспеченных слоев населения. Кроме того, мы последовательно проводили политику перехода к оказанию адресной поддержки воронежцев.

Понятно, что все по-разному оценивают принцип адресности. Те, кто потерял какие-то выплаты, чаще всего — негативно. Но есть два важных момента.

Во-первых, мы бюджетный регион. До 20% наших доходов в год — различные виды поступлений с федерального уровня. Так вот, министерство финансов России ставит ряд условий при оказании помощи субъектам. В числе таких условий — предоставление социальной помощи строго по критерию нуждаемости. И, в общем-то, с их стороны логично! Если у вас есть средства, чтобы раздавать их без разбора, с какой стати вы сами претендуете на поддержку?

Второй момент — моральный. Если мы не шикуем, если считаем каждый рубль, то давайте сделаем все, чтобы деньги дошли тем, кто, действительно, в них нуждается. И не будем «спонсировать» тех, кто имеет возможность и силы самостоятельно зарабатывать.

— На днях облдума приняла бюджет 2017 года. В чем его главные отличия от бюджета-2016? Минимальный дефицит — это достоинство (поскольку региону не придется изыскивать много средств на его покрытие) или недостаток (поскольку пришлось «ужиматься» в расходах) этого документа?

— Доходы — 76,5 млрд, расходы — 77,4 млрд рублей. Формально бюджет чуть меньше 2016 года. Но это обусловлено существенным перераспределением средств от регионального на федеральный уровень: для нашей области — более 3 млрд рублей. Валовый региональный продукт продолжает расти, и по прогнозу превысит в следующем году показатели 2016 года почти на 70 млрд рублей. И налогов, соответственно, мы тоже соберем больше.

Другое дело, я почти уверен, что по итогам 2017 года мы будем констатировать: бюджет по сравнению с 2016 годом вырос. Вы посмотрите, мы в течение года регулярно увеличивали доходную и расходную части. Только в декабре добавили сначала 8,1 млрд рублей, а потом еще 700 млн рублей. А ведь изначально этих сумм в бюджете не было. Поэтому снижение показателей я бы назвал чисто номинальным. Рост экономики области продолжится, и проект бюджета исходит именно из этого прогноза.

Действительно, заложен уникально низкий уровень дефицита бюджета — 1,4% или 900,9 млн рублей. Я бы дал этому исключительно положительную оценку. Во-первых, да, обслуживание банковских кредитов — это очень дорого. Во-вторых, снижение госдолга субъектов — один из важнейших трендов бюджетной политики, проводимой Минфином России. В-третьих, низкий дефицит — показатель качественного бюджетного планирования.

Что касается слов «пришлось ужиматься», то теоретически мы могли себе позволить и больший дефицит. Но финансирование всех целевых региональных программ, софинансирование участия области в федеральных программах укладывается в рамки обозначенных сумм.

Более того, сумма средств на выполнение «майских указов», куда входят обязательства региона по заработной плате работников бюджетной сферы, забота о детях-сиротах, существенно увеличена. Только расходы на выплату заработной платы вырастут по сравнению с 2016 годом почти на полмиллиарда — с 16,9 до 17,35 млрд рублей.

Конечно, всем бы хотелось дополнительных денег. Но сегодня для бюджетного процесса не время широких жестов. Главное для нас: исполнение социальных обязательств и сохранение темпов развития экономики.

— Высокая доля социальных расходов (около 77%) в областном бюджете значит, что область не сможет вкладывать большое количество средств в региональную экономику. Как это отразится на бизнес-климате в регионе?

— Аналогичное распределение ресурсов между социальной сферой и вложениями в развитие экономики наблюдается на протяжении всех последних лет. Так что ничего принципиально нового в 77% нет. Да и бизнес-климат определяется далеко и даже не столько суммами, выделяемыми под различные проекты, сколько отношением к инвестору, отсутствием административных барьеров, попыток на местах решить свои текущие вопросы за счет бизнеса.

Вложения в инфраструктурную и логистическую подготовку инвестиционных площадок — эффективный инструмент. Но, во-первых, эта работа не заморожена. Во-вторых, данный механизм — лишь один из целого ряда по финансовой поддержке инвесторов. В первую очередь, это налоговые льготы, компенсации части процентной ставки по привлеченным кредитам. А подобная работа велась и будет вестись: как за счет региональных, так — и федеральных средств.

Давайте посмотрим, кто у нас оказался вне рамок помощи со стороны области? Аграрии? Нет. Уровень областной поддержки этой отрасли полностью сохранен на уровне 2016 года. Более того, если учесть, что для нашего субъекта чуть снижен необходимый уровень софинансирования при выделении федеральных ресурсов, в целом можно рассчитывать даже на большие поступления в АПК.

Промышленность? Инвестиционные проекты, в первую очередь — особо значимые, получат всю предусмотренную областными законами финансовую помощь.

Казалось бы, всегда можно расширить параметры областной адресной инвестиционной программы. Но и она у нас вырастет по сравнению с 2016 годом! Будем строить Бутурлиновскую школу-интернат для детей с ограниченными возможностями здоровья, историко-культурный центр «Дворцовый комплекс Ольденбургских», пристройку к Воронежскому художественному училищу, открытый велотрек в Воронеже. Добавьте к этому ФАПы и амбулатории в 25-и селах, дом-интернат для инвалидов и престарелых в Грибановском районе, Эртильскую ЦРБ и Новохоперский психоневрологический интернат.

Не забывайте также о реализации крупных федеральных проектов. Скажем, строительство обхода на М4. Областной бюджет их не финансирует. А вот экономика региона, волей не волей, с ними связана, и получает при реализации дополнительные заказы, рабочие места и налоги. И это тоже бизнес-климат.

Поэтому регион продолжит развиваться. Более того, скажу честно: если бы завтра нам в казну поступили бы дополнительные доходы в размере тех, что уже имеем, нужно было бы сохранить то же соотношение: три четверти — «социалке». Да, без экономики нет налогов, нет наполнения бюджета. Но люди, их здоровье, образование — всегда на первом месте. Своим отношением к происходящему, своим настроением, уровнем оптимизма и жизненных сил они, во многом, определяют климат в регионе и темп его развития. Если у людей опустятся руки, никакие инвестиции не спасут экономику.

— Какой закон из принятых в уходящем году, кроме областного бюджета, вы могли бы назвать ключевым для Воронежской области? Можно ли назвать этот закон инновацией для региона? В чем именно?

— Какой-то один документ я бы выделять не стал. Но как показывает общение с избирателями, их обращения к депутатам, на сегодня самые острые вопросы населения связаны со сферой ЖКХ, с формированием регионального фонда капремонта и его использования. Поэтому мы в своей работе уделяли этому направлению особое внимание. И по нему принят ряд инновационных законов.

В частности, с двух лет до года сокращен срок выхода дома из «общего котла» фонда капремонта и перевода средств на спецсчет дома — после соответствующего решения собрания собственников.

Утверждены льготы по уплате взносов для лиц старше 70 и 80 лет. Недавно мы их пролонгировали на 2017 год.

Мы отказались от дифференциации платы за капитальный ремонт, хотя федеральный закон нам такое право предоставил. После расчетов выяснилось: разброс платы может оказаться очень большим. Скажем, по муниципальным образованиям: от 5,36 руб. за 1 кв. м общей площади в Рамонском районе до 18,54 руб. — в Бобровском. Если брать этажность: то стоимость колеблется в 1-2-этажных домах от 5,07 руб. до 18,28 руб., в 5-ти — от 6,17 руб. до 20,98 за 1 кв. м и т.д. Достаточно сравнить эти цифры с нынешним размером платы воронежцев — 6,6 руб. за 1 кв.м. — чтобы понять: это не простая тема, и она требует исключительно взвешенных решений.

Благодаря законам, принятым Воронежской областной Думой, впервые за десятилетия у власти появилась возможность приступить к ремонту лифтового хозяйства.

Впервые депутаты прописали механизм финансирования диагностики устаревшего газового оборудования. Мы видим, к каким трагедиям все чаще приводят проблемы с «голубым топливом». А в Воронежской области более 2400 многоквартирных домов с внутренней системой газоснабжения со сроком эксплуатации, превышающим нормативный срок службы — то есть 30 лет. Из них более чем в 300 домах внутренняя система газоснабжения эксплуатируется более 50 лет. Власть обязана работать на упреждение, и в максимально сжатые сроки определить «болевые точки» газового хозяйства.

— Воронежская облдума внесла несколько проектов законов в федеральный парламент. В частности, речь идет о поправках в Жилищный кодекс, в закон об ОСАГО и других. Какие из них вы считаете наиболее важным и принципиальными?

— Не хотелось бы выделять какой-то законопроект. Все они по-своему очень важны. Например, мы вышли с инициативой в Госдуму по внесению изменений в контрактную систему в сфере закупок товаров и услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Наши новации направлены на борьбу со сговором частных компаний при проведении аукционов и тендеров. Мы предложили, чтобы в ситуации, когда подрядчик ведет себя непорядочно, некачественно исполняет контракт, органы государственной власти получили право, разорвать с ним договорные отношения, и через контрольное управление заключить новый контракт с единственным поставщиком.

Или предложение изменить нормы Семейного и Гражданского кодексов. Сейчас кровные родственники, решившие оформить опеку, попечительство или усыновление детей-сирот, могут не проходить специальную подготовку, предусмотренную для других категорий. Но наибольшее количество возвратов осуществляется именно близкими родственниками, не прошедшими подготовку. Наша законодательная инициатива предусматривает, что близкие родственники тоже должны проходить специальную подготовку при усыновлении. Разве это не важно — защитить интересы сирот?

Ряд воронежских предложений связан с корректировкой Жилищного кодекса. Например, по ситуации, когда собственники жилья решили сменить управляющую организацию. Нашим законопроектом предлагается уведомлять о соответствующем решении общего собрания орган государственного жилищного надзора. Сейчас копии решений и протоколов общих собраний передаются только в управляющую организацию, которая не заинтересована в коммерческой потере объекта, и может затягивать процесс передачи документов. Если поправку примут, ГЖИ станет своего рода гарантом для жильцов: ведь если управляющая организация не передаст в срок документы, она будет оштрафована.

Кроме того, мы предложили внести корректировки в Бюджетный кодекс. Просим наделить регионы правом направлять до 30% доходов дорожных фондов на финансирование социально-значимых расходов.

— Депутаты нового созыва Госдумы регулярно присутствуют на заседаниях регионального парламента — насколько это помогает вашей работе?

— Вновь избранные депутаты Госдумы от Воронежской области регулярно бывают в округах, встречаются с населением. Кроме того, да, присутствуют на заседаниях областной думы, координируют работу с нашими профильными Комитетами, со своими партийными фракциями в региональном парламенте, обмениваются опытом и наработками.

В первую очередь — это рабочий инструмент, необходимый нам всем. Ведь мы работаем не ради того или иного уровня власти, а ради людей, ради Воронежской области.

Какие бы законы мы не принимали у себя в регионе, в большинстве случаев решение проблемы требует вмешательства власти федерального уровня. При этом в Госдуме, со своей стороны, тоже ждут активности депутатов-регионалов, их мнений с мест, свежих идей, новых взглядов на проблемы. Участие в наших заседаниях — механизм, позволяющий этими идеями и мнениями с депутатами Госдумы обменяться.

Кроме того, федеральный уровень — это площадка по лоббированию интересов Воронежской области. Под лежачий камень вода не течет. А до пятой части доходов региона составляют поступления с российского уровня. Поэтому депутаты и Государственной Думы, и Воронежской областной — мы просто обязаны отстаивать наше участие во всех возможных целевых федеральных программах.