Материалы выпуска
Николай Гапоненко: «Иногда селяне сильнее боятся большого урожая» Экспертиза Путь роботов: как автоматизация преобразила молочное производство Инструменты In Vitro и In Vivo: как липецкий завод принес в Россию биохайтек Новости партнеров «Правильно подготовленная вода – это экономическая безопасность» Новости партнеров Аркадий Пономарев: Ограничения для торговых сетей не работают Экспертиза Глава холдинга «Модекс» Сергей Лыбань: «Нельзя все время кормиться извне» Новости партнеров Сильное звено: как воронежская компания нашла новую нишу на агрорынке Новости партнеров Конфеты для АПК: зачем под Воронежем превращают семена в драже Новости партнеров Компания «Молвест» роботизирует фермы Новости партнеров «Переформатирование господдержки дезориентировало АПК» Экспертиза Николай Власов: ущерб от регионализации – необходимое зло Экспертиза Аркадий Пономарев: «Государство должно бороться с болезнями КРС грамотно» Экспертиза Аркадий Пономарев: «АПК демонстрирует рост и подтягивает другие отрасли» Решения Аркадий Пономарев: «Идея интервенций сухого молока ошибочна!» Экспертиза Аграрный комитет Госдумы проведет «круглый стол» в Воронежской области Новости партнеров Воронежские эксперты: как разоблачить фальсификаторов коровьего молока Экспертиза Аркадий Пономарев: «Стратегия АПК не должна ориентироваться на санкции» Решения
Экспертиза
Материалы выпуска
Материалы выпуска
Путь роботов: как автоматизация преобразила молочное производство
In Vitro и In Vivo: как липецкий завод принес в Россию биохайтек
«Правильно подготовленная вода – это экономическая безопасность»
Аркадий Пономарев: Ограничения для торговых сетей не работают
Глава холдинга «Модекс» Сергей Лыбань: «Нельзя все время кормиться извне»
Сильное звено: как воронежская компания нашла новую нишу на агрорынке
Конфеты для АПК: зачем под Воронежем превращают семена в драже
Компания «Молвест» роботизирует фермы
«Переформатирование господдержки дезориентировало АПК»
Николай Власов: ущерб от регионализации – необходимое зло
Аркадий Пономарев: «Государство должно бороться с болезнями КРС грамотно»
Аркадий Пономарев: «АПК демонстрирует рост и подтягивает другие отрасли»
Аркадий Пономарев: «Идея интервенций сухого молока ошибочна!»
Аграрный комитет Госдумы проведет «круглый стол» в Воронежской области
Воронежские эксперты: как разоблачить фальсификаторов коровьего молока
Аркадий Пономарев: «Стратегия АПК не должна ориентироваться на санкции»
Николай Гапоненко: «Иногда селяне сильнее боятся большого урожая»
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Председатель аграрного комитета облдумы – об итогах 2016 года в АПК Воронежской области

Аграрии Воронежской области собрали в 2016 году рекордный урожай зерновых, подсолнечника и сахарной свеклы и создали хороший задел на 2017 год. Что позволяет региону с уверенностью смотреть в будущее, как государство может помочь сельхозпроизводителям и какое значение имеют традиции для развития АПК в интервью РБК+ рассказал председатель аграрного комитета Воронежской областной думы.

– Николай Иванович, уходящий год получился успешным для воронежского сельского хозяйства. На ваш взгляд, это следствие удачи или государственной политики?

– В 2016 году у нас был рекордный урожай по зерновым – 4,6 млн тонн, сахарной свекле – 8,5 млн тонн, подсолнечнику – 900 тысяч тонн, овощам – 510 тонн и 128 тонн ягод и фруктов. Это очень хорошие показатели. Можно сказать, что нам помогла погода, ведь в начале лета синоптики даже предсказывали засуху, но на самом деле, погода нам очень благоприятствовала. Однако объемы производства сельхозпродукции мы наращивали все последние шесть лет.

И рекордные урожаи для Воронежской области не редкость. Такая же ситуация и в животноводстве. По приросту животноводческой продукции мы одни из лидеров в России. Так что во многом нынешний успех – это следствие продуманной государственной политики в нашей области. Несмотря на кризис, ежегодно на развитие сельского хозяйства в области выделяется около 9 млрд рублей. Это дает хороший рост производства.

– Какая доля вложений приходится на федерацию и сколько выделяет регион?

– Две трети – средства федерации, одна треть – областного бюджета. Иногда с областного еще меньше, но в целом это соотношение не меняется давно.

– Будет ли 2017 год таким же успешным, как этот?

– Аграрии области сделали хороший задел для урожая будущего года. Посеяли озимые, с запасом заготовили семена яровых культур. Финансы позволяют купить и солярку, и бензин, и минеральные удобрения – средняя цена на них вполне приемлемая. Здесь никаких опасностей не возникает. Но продукция сельского хозяйства находится под открытым небом. Так что от рисков, связанных с природными явлениями, никто не избавлен. В конце концов, это и град. Почти каждые три года из пяти в регионе бывает засуха. Но если говорить о сокращении этих рисков, то государственная политика в Воронежской области успешно направлена на развитие орошения. Это нужно всячески поддерживать. Орошение дает устойчивые урожаи выше чем на богаре в два-три раза.

– А насколько распространено в области сельхозстрахование?

У нас есть система страхование урожая. Но к ней возникает много вопросов и у аграриев, и у страховщиков. Есть закон, по которому сельхозпроизводитель выплачивает лишь 50% страховой премии – остальное берет на себя государство. Но страхуют все равно мало – у аграриев нет полного доверия к той системе. И все же необходимо учесть ошибки прошлых лет и сглаживать риски. Большие природные риски сгладить можно только страхованием.

– Каким, на ваш взгляд, должна быть государственная поддержка в агросектор, чтобы все в нем пошло «как надо»?

– За последние годы отношение к сельскому хозяйству коренным образом изменилось в лучшую сторону. Сегодня сельское хозяйство считают не "черной дырой", а реальным сектором экономики, объем экспорта которого выше, чем продажа вооружения. Но если сравнить то, что сегодня делается в России и за рубежом. Там размер государственной поддержки сельского хозяйства выше на порядок. Ее доля в себестоимости продукта может доходить до 50%. Поэтому нам надо понимать, что от сельского хозяйства зависит безопасность страны и постоянно поддерживать АПК.

Вспомним 90-е – если бы тогда закрыли российские границы для импортного продовольствия, люди смели бы любое правительство. В нынешних условиях такого нет, наш АПК производит достаточно продуктов питания. Поэтому я думаю, что существующих законодательных мер, которые есть в условиях эмбарго, на сегодня достаточно. Важно, чтобы они выполнялись. Попутный ветер дует в наши паруса. Доступен для сбыта внутренний рынок. Нужно использовать эти возможности для роста.

Ведь мы не знаем, сколько продлится эмбарго.Сегодня нам надо поддержать техническое перевооружение АПК, строительство фруктохранилищ, ферм, приобретение современной техники. Когда оно закончится, иностранные производители вернуться на российский рынок. Они более организованные, они объединились в кооперативы по отраслям и выходят на рынки мощным кулаком. Мы же лезем туда каждый по отдельности – это наше узкое место.

– Почему так происходит?

– У нас утеряны традиции. Как происходит в Европе? Есть у человека хлебопекарня. Он печет хлеб, отец его пек и дедушка. У его покупателей есть доверие к тому, что он делает, и он сам доверяет своим партнерам. Это сложившиеся обычаи, они делают бизнес предсказуемым. Государство сильно, если оно сохранило культуру и традиции – неписаные законы, на которых держится общество. А у нас, бывает, разрушат до основания, а затем… Отсюда, кстати, и проблемы с производительностью труда – у нас пропала традиция производительного труда. Труд человека, производящего благо своими руками стал не привлекательным.

– Отраслевые кооперативы, о которых вы говорили, могут как-то помочь исправить ситуацию?

Нужно понимать, что задача кооператива не в получении прибыли, а в продвижении товаров на рынке. Вхождение в него тоже означает большую ответственность. Например, в Дании кооперативы гарантируют государству, что произведут определенное количество свинины. И в рамках централизованного рынка эта продукция будет покупаться по определенной цене. Но с другой стороны участник кооператива не может продавать свою продукцию сам – без согласования с кооперативом. Ему говорят – ты должен произвести столько-то, не больше, чтобы избежать перепроизводства. Внедрению такой модели в России препятствует слишком большой разброс среди сельхозпроизводителей: у нас есть или очень большие предприятия, или совсем маленькие. Как согласовать интересы тех, у кого 10 га земли и у кого десятки тысяч гектар пашни – большой вопрос. В 2001 году в Воронежской области власти попытались сделать кооператив в форме акционерного общества. Но этот эксперимент провалился. Ведь главная цель акционеров – получение прибыли, а у кооператива, как я уже говорил, продвижение товара.

Когда в регион пришел губернатором Алексей Васильевич Гордеев, он, как человек со стратегическим мышлением, обозначил четкие приоритеты. Регион сделал ставку на крупных сельхозпроизводителей, на сферу животноводства. И это дало результат. Нужно ориентироваться на то, чего можно добиться, а не на то, что даст хороший результат, но проявится ли от него какой-то эффект – неизвестно.

– Летом вы вошли в рабочую группу Государственной Думы по мониторингу реализации закона об изъятии неиспользуемых земель. Насколько остро стоит эта проблема в Воронежской области?

– В целом по России эта проблема есть. По отдельным регионам неиспользованные земли доходят до 40-50%. В Воронежской области ситуация полегче. Мы выяснили, что в регионе не используются 18,9 тыс. га. Из них 14,7 тыс. га заросли кустарником, 100 га заболочены, 1,4 тыс. га подвержены водной и ветровой эрозии. Для использования пригодны 900 гектара пашни. В 2016 году мы уже вернули в оборот 250 га, еще 250 га планируем ввести в ближайшее время. Закон об изъятии неиспользуемых земель ускорил этот процесс – раньше он занимал до пяти лет, сейчас намного меньше.

– Не использовать в Воронежской области черноземы – это преступление.

Закон касается земель, которые уже находятся в собственности или в бессрочном пользовании. А есть земля, права на которую не разграничены. Кто будет ее оформлять? На это тоже нужны средства. Сегодня аграрию выгоднее купить существующую пашню – стоимость 1 га составляет от 25 до 50 тыс. рублей, чем заниматься неиспользуемым участком. Только чтобы удалить кустарник, надо вложить около 100 тыс. рублей. Необходимо наводить в этой сфере порядок и помогать собственникам возвращать эту землю в оборот.

– Какие еще проблемы сегодня вы видите в воронежском селе?

– Есть большая проблема с обеспечением сельских районов водой. В ноябре в Совете Федерации прошли Дни Воронежской области, на которых губернатор Алексей Гордеев вновь поднял вопрос о программе «Чистая вода». Она очень важна – многие артезианские скважины вышли из строя, вода ушла глубже 6 м. Нормального водоснабжения нет в каждом четвертом селе области. А когда нет воды, нельзя говорить о каком-то развитии. Хорошо, что Совет Федерации, а совсем недавно и премьер Дмитрий Медведев поддержали инициативу Алексея Васильевича возобновить программу «Чистая вода». Еще нужно законодательно обеспечить сбыт сельхозпродукции и предотвратить ее перепроизводство. Потому что селяне иногда большого урожая боятся больше, чем неурожая. При неурожае хотя бы закупочная цена может быть выше. А когда перепроизводство все идет в убыток. Нужно наводить здесь порядок.