Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
«Правильно подготовленная вода – это экономическая безопасность»
Материалы выпуска
Николай Гапоненко: «Иногда селяне сильнее боятся большого урожая» Экспертиза Путь роботов: как автоматизация преобразила молочное производство Инструменты In Vitro и In Vivo: как липецкий завод принес в Россию биохайтек Новости партнеров «Правильно подготовленная вода – это экономическая безопасность» Новости партнеров Аграрный комитет Госдумы оценил воронежский опыт в молочной отрасли Новости партнеров Глава холдинга «Модекс» Сергей Лыбань: «Нельзя все время кормиться извне» Новости партнеров Сильное звено: как воронежская компания нашла новую нишу на агрорынке Новости партнеров Конфеты для АПК: зачем под Воронежем превращают семена в драже Новости партнеров Компания «Молвест» роботизирует фермы Новости партнеров «Переформатирование господдержки дезориентировало АПК» Экспертиза Николай Власов: ущерб от регионализации – необходимое зло Экспертиза Аркадий Пономарев: «Государство должно бороться с болезнями КРС грамотно» Экспертиза Аркадий Пономарев: «АПК демонстрирует рост и подтягивает другие отрасли» Решения Аркадий Пономарев: «Идея интервенций сухого молока ошибочна!» Экспертиза Аграрный комитет Госдумы проведет «круглый стол» в Воронежской области Новости партнеров Воронежские эксперты: как разоблачить фальсификаторов коровьего молока Экспертиза Аркадий Пономарев: «Стратегия АПК не должна ориентироваться на санкции» Решения Аркадий Пономарев: Ограничения для торговых сетей не работают Экспертиза
Новости партнеров Черноземье,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Материалы выпуска
Николай Гапоненко: «Иногда селяне сильнее боятся большого урожая»
Путь роботов: как автоматизация преобразила молочное производство
In Vitro и In Vivo: как липецкий завод принес в Россию биохайтек
Аграрный комитет Госдумы оценил воронежский опыт в молочной отрасли
Глава холдинга «Модекс» Сергей Лыбань: «Нельзя все время кормиться извне»
Сильное звено: как воронежская компания нашла новую нишу на агрорынке
Конфеты для АПК: зачем под Воронежем превращают семена в драже
Компания «Молвест» роботизирует фермы
«Переформатирование господдержки дезориентировало АПК»
Николай Власов: ущерб от регионализации – необходимое зло
Аркадий Пономарев: «Государство должно бороться с болезнями КРС грамотно»
Аркадий Пономарев: «АПК демонстрирует рост и подтягивает другие отрасли»
Аркадий Пономарев: «Идея интервенций сухого молока ошибочна!»
Аграрный комитет Госдумы проведет «круглый стол» в Воронежской области
Воронежские эксперты: как разоблачить фальсификаторов коровьего молока
Аркадий Пономарев: «Стратегия АПК не должна ориентироваться на санкции»
Аркадий Пономарев: Ограничения для торговых сетей не работают
Партнер статьи:
«Правильно подготовленная вода – это экономическая безопасность»
Директор воронежского ООО «Гидросистемы» Денис Махаев — о качестве воды в АПК

Вопрос качества воды сегодня беспокоит не только частных потребителей, но и промышленные предприятия. Для безопасного использования на производстве вода из природных источников требует серьезной фильтрации и обеззараживания. От чего зависит состав и жесткость воды, а также в чем особенность современных систем водоподготовки корреспонденту РБК+ рассказал директор воронежского ООО «Гидросистемы» Денис Махаев.

— От чего зависит качество воды?

— Во-первых, от типа источника. Есть поверхностные источники, такие как реки, озера, пруды, моря. Есть подземные источники, например, грунтовые воды — это так называемая «верховодка». Но существуют и глубокие пласты, которые отделены от верхних вод известняками или даже гранитами. Источники отличаются друг от друга и по техногенному воздействию, то есть по тому, насколько человек и его техническая деятельность могут влиять на этот источник. Даже на грунтовые воды человек может влиять очень сильно, через дождевые воды туда могут попасть загрязнения. Большой проблемой являются нитраты, они попадают в почву через удобрения, а также через неправильно оборудованные системы канализации. Серьезная техногенная проблема, характерная именно для нашей страны, это полигоны бытовых отходов. Это бомба, которая лежит вокруг наших городов. И дождь, снег, вымывают оттуда опасные вещества, которые попадают в воду. Есть проблемы и чисто природные, например, железо и марганец. Или жесткость воды, которая определяется кальцием и магнием.

— Жесткость воды зависит от региона?

— Да, конечно. Даже в районах Воронежской области вода разная. Мягкой воды в нашем регионе нет, она характерна, например, для Ленинградской области. У нас встречается вода либо средней, либо высокой жесткости. Для Усманского, Рамонского районов характерна вода со средней жесткостью. В придонских районах, например, Бутурлиновском, Павловском, Россошанском очень жесткая вода. Понятие жесткости в разных процессах имеет разное значение. Для воды хозяйственно-питьевого назначения в нашем стандарте допустимая жесткость семь градусов, а Всемирная организация здравоохранения рекомендует два-три градуса. Для паровой котельной это доли градуса, иначе будут накапливаться отложения, и котел рано или поздно взорвется. В птицеводстве на раздаче нужна очень мягкая вода, иначе маленькие форсунки будут забиваться. Больше половины скважин в нашем регионе содержат железо, марганец, и сероводород. Это набор, очень характерный для Воронежской области. Сероводород проявляется запахом тухлых яиц, его ни с чем не перепутать. При содержании железа вода сначала прозрачная, а постоит — становится желтая, бурая. Марганец не так просто заметить, он обычно остается серыми полосками на сантехнике. Марганец особенно неприятен, потому что влияет на репродуктивную функцию.

— Как качество воды влияет на качество конечной продукции? Насколько безопасно использовать неподготовленную воду?

— На перерабатывающих производствах вода контактирует с продукцией напрямую. Если вода будет заражена микробиологией, очень высока вероятность попадания этих вирусов или бактерий в конечный продукт. При мытье животных с водой тоже можно занести разные проблемы. Поэтому за стерильностью воды на перерабатывающих предприятиях следят с очень большим вниманием. Но есть и другая сторона. Технический прогресс очень повлиял на сельское хозяйство. Сейчас аграрные предприятия стали фантастически сложными. Чем более современное оборудование, тем более жесткие у него требования к воде. Например, в теплицах есть системы так называемого искусственного тумана, поддержания микроклимата. Вода туда подается близкая по составу к дистиллированной, это глубоко обессоленная вода. Если этого не делать, забьются форсунки, и процесс остановится. Поэтому правильно подготовленная вода — это, в том числе, экономическая безопасность.

— Кто ваши основные клиенты? Вы много работаете с агропромышленными предприятиями, почему?

— Большая часть наших потребителей — это средние коммерческие структуры. В основном это перерабатывающие, пищевые производства. Мы работаем в Черноземье: Воронежской, Липецкой, Тамбовской, Белгородской, Курской областях. Они находятся на примерно одинаковом расстоянии от Воронежа, поэтому наш сервисный специалист сможет решить проблемы на объекте в течение одного рабочего дня. Однако сегодня, благодаря интернету, заказы есть из самых разных регионов.

Среди наших клиентов известные предприятия и торговые марки: Слобода, Простоквашино, Вкуснотеево, Пепсико, Липецкий Бювет, Яшкино, Кириешки, Заречное, Праймбиф, Мираторг, Бетагран Рамонь, Канцлер и многие другие. Более 50% клиентов обращаются к нам повторно или по рекомендации.

Нам нужно ориентироваться на отрасли, где требуется много воды. В агропромышленном комплексе это полив и поение животных. В последнее время активно развиваются тепличные хозяйства, это было связано в том числе и с курсом на импортозамещение. Они очень водоемкие. Котельные, системы охлаждения, системы создания микроклимата, вода хозяйственно-бытового назначения для сотрудников.

— В чем главная особенность систем, которые вы поставляете?

— Сегодня оборудование стало на порядок компактнее, чем десять лет назад. Раньше мог требоваться цех площадью 100 кв. м, а сейчас достаточно 10-20 кв. м. Оборудование стало полностью автоматизированным, с возможностью диспетчеризации. Используются на 100% не коррозионные материалы, что увеличивает срок эксплуатации до десятков лет.

Мы гарантируем потребителю, что вся система автоматики, которая выходит с нашего производства, будет точно соответствовать его задачам. Существует множество технических нюансов, которые не учитываются при перепродаже комплектующих. Автоматика требует настройки и программирования, и мы отгружаем оборудование, которое уже запрограммировано под конкретную задачу потребителя. Так мы существенно облегчаем заказчику процесс пусконаладки и сдачи в эксплуатацию. Иногда наши специалисты приезжают на удаленные объекты и выясняют, что местные наладчики даже не задумывались о программировании, они просто включили оборудование в розетку. Это реальная проблема, и мы считаем, что кардинально изменили ситуацию. Мы используем только фирменные и качественные комплектующие. Сегодня на рынке много производителей и понять каких поставщиков выбрать очень сложно. Многие молодые компании выбирают наиболее дешевые детали. Мы много лет работаем и знаем проверенных производителей. Иногда выбираем существенно более дорогие комплектующие. Мы должны быть уверены, что в течение срока службы, а это обычно десять лет, ничего не сломается, что мы сможем найти запчасти, а заказчику не придется нести капитальных затрат.

— Как обычно происходит отбор подрядчика для водоподготовки?

— Чаще всего, когда строится завод, проектная организация закладывает некоторое проектное решение по водоподготовке и водоотведению. При строительстве или реконструкции сам заказчик или монтажная организация рассылает заявки со спецификацией, проектным решением. Дальше начинаются торги. Все крупные заказчики обязательно проводят тендер, однако с коммерческими заказчиками почти никогда не бывает электронных торгов. Но есть исключения, например «Мираторг» иногда проводит такие торги. Часто заказчики хотят, чтобы было все самое качественное, но самое дешевое. Иногда приходится отказываться от участия, потому что есть предел в цене, после которого начинаются проблемы с качеством. В отличие от бюджетных закупок, здесь все прозрачно, всегда есть возможность попасть напрямую к лицам, которые принимают решения и объяснить, что если сейчас цена станет еще ниже, то гарантировать результат станет очень сложно. Придется использовать некачественные комплектующие, трубы меньшего диаметра. Этот рынок замечателен стопроцентным отсутствием коррупции. За последние 10 лет мы ни разу не столкнулись с коммерческой коррупцией.

— Как проходило ваше сотрудничество с «Заречным»?

— В рамках одного проекта нужно было построить откормочную площадку и мясохладобойню на значительном расстоянии друг от друга. Генпроектировщик объекта обратился к нам с запросом о проектном решении. В течение года шло согласование, был очень жесткий тендер по цене, были и московские, и воронежские конкуренты. Заказчик хотел, чтобы не только на мясокомбинате, но и на откорме вода соответствовала нормам хозяйственно-питьевого назначения. В результате генподрядчик построил отдельные цеха под водоподготовку, а мы оборудовали их автоматизированными комплексами, удаляющими железо, марганец и сероводород. Системы полностью автоматические, работают без операторов, имеют минимальный расход реагентов для обеззараживания. Мы также подписали с заказчиком сервисный контракт, регулярно посещаем площадки, и следим за качеством воды. Когда мы делаем техзадание, проектное решение, поставку, монтаж, пусконаладку, и берем оборудование на сервис, мы можем легко гарантировать не просто работу оборудования, а качество воды. Заказчику не нужно, чтобы стояло оборудование, ему нужно, чтобы круглые сутки 365 дней в году вода была стабильного качества. Поэтому полный цикл хорош не только для нас, но и для заказчика.