Материалы выпуска
Николай Гапоненко: «Иногда селяне сильнее боятся большого урожая» Экспертиза Путь роботов: как автоматизация преобразила молочное производство Инструменты In Vitro и In Vivo: как липецкий завод принес в Россию биохайтек Новости партнеров «Правильно подготовленная вода – это экономическая безопасность» Новости партнеров Аркадий Пономарев: Ограничения для торговых сетей не работают Экспертиза Глава холдинга «Модекс» Сергей Лыбань: «Нельзя все время кормиться извне» Новости партнеров Сильное звено: как воронежская компания нашла новую нишу на агрорынке Новости партнеров Конфеты для АПК: зачем под Воронежем превращают семена в драже Новости партнеров Компания «Молвест» роботизирует фермы Новости партнеров «Переформатирование господдержки дезориентировало АПК» Экспертиза Николай Власов: ущерб от регионализации – необходимое зло Экспертиза Аркадий Пономарев: «Государство должно бороться с болезнями КРС грамотно» Экспертиза Аркадий Пономарев: «АПК демонстрирует рост и подтягивает другие отрасли» Решения Аркадий Пономарев: «Идея интервенций сухого молока ошибочна!» Экспертиза Аграрный комитет Госдумы проведет «круглый стол» в Воронежской области Новости партнеров Воронежские эксперты: как разоблачить фальсификаторов коровьего молока Экспертиза Аркадий Пономарев: «Стратегия АПК не должна ориентироваться на санкции» Решения
Новости партнеров
Материалы выпуска
Материалы выпуска
Николай Гапоненко: «Иногда селяне сильнее боятся большого урожая»
Путь роботов: как автоматизация преобразила молочное производство
«Правильно подготовленная вода – это экономическая безопасность»
Аркадий Пономарев: Ограничения для торговых сетей не работают
Глава холдинга «Модекс» Сергей Лыбань: «Нельзя все время кормиться извне»
Сильное звено: как воронежская компания нашла новую нишу на агрорынке
Конфеты для АПК: зачем под Воронежем превращают семена в драже
Компания «Молвест» роботизирует фермы
«Переформатирование господдержки дезориентировало АПК»
Николай Власов: ущерб от регионализации – необходимое зло
Аркадий Пономарев: «Государство должно бороться с болезнями КРС грамотно»
Аркадий Пономарев: «АПК демонстрирует рост и подтягивает другие отрасли»
Аркадий Пономарев: «Идея интервенций сухого молока ошибочна!»
Аграрный комитет Госдумы проведет «круглый стол» в Воронежской области
Воронежские эксперты: как разоблачить фальсификаторов коровьего молока
Аркадий Пономарев: «Стратегия АПК не должна ориентироваться на санкции»
Партнер статьи:
In Vitro и In Vivo: как липецкий завод принес в Россию биохайтек
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Любовь Маркина
«Бетагран Липецк» предложил отечественному АПК новые технологии роста

Холдинг «Щелково Агрохим» открыл первый в России центр по производству биопродукции для животноводства в конце 2014 года. Инвестиции в «Бетагран Липецк» должны были не просто принести компании прибыль, но помочь целой отрасли сократить издержки в условиях экономических неурядиц. За два года «Бетагран Липецк» нашел партнеров от Севера России до Алтая — настолько востребованными оказались новые высокие биотехнологии в животноводстве.

…Больше всего репродуктивные клетки под микроскопом напоминают снимки из космоса. В отличие от астронома, который лишь надеется увидеть в небе новую жизнь, эмбриолог точно знает, что жизнь в лаборатории появится очень скоро. Сама лаборатория тоже больше похожа на космическую станцию, чем на ферму. Чистота и аккуратность — важнейшие условия для качественной работы предприятия.

— Технология выращивания эмбрионов In Vitro (от лат. «в стекле» — то есть, вне живого организма — РБК+) требует не только теоретических знаний и практических навыков, но и усиленного внимания, концентрации, творческого подхода, четкости и качества планирования. Нельзя сказать, что какой-то этап важнее остальных, каждый должен проходить очень аккуратно и точно, — говорит старший эмбриолог центра «Бетагран Липецк» Дмитрий Машталер.

За большим окном лаборатории находится манеж, в котором ветеринары забирают у коров — доноров биоматериал. Специалистам необходима очень высокая точность — диаметр яйцеклетки у коровы составляет чуть больше 100 микрометров — одной сотой миллиметра. Поэтому для извлечения врачи используют аппарат УЗИ и компьютер. Корова, кстати, самой операции почти не чувствует — ей вводят обезболивающее. Затем извлеченную из животного жидкость передают в лабораторию. Здесь тоже есть немного космических технологий — для безопасности и чистоты. Пузырек сначала ставят в специальный шлюз, закрывают окно, отделяющее манеж от лаборатории, и лишь затем эмбриолог открывает створку со своей стороны и начинает исследование. Ему предстоит под микроскопом найти дающие жизнь кружочки, так называемые ооциты, напоминающие снимки далеких галактик.

Одна корова может произвести за всю жизнь трех телят. До появления технологии экстракорпорального оплодотворения (кстати, это один из редких случаев, когда биотехнология сначала стала массовой для человека, а лишь затем — для животных) этим и ограничивались возможности, которые предоставляла селекция. Каким бы удачным ни было сочетание генов в одном животном, специально выведенном для получения мяса или молока, все это богатство после появления третьего теленка пропадало.

— На мясокомбинат приходилось отправлять ценнейший генетический материал, — сетует директор «Бетагран Липецк» Любовь Маркина.

Появление первого в России селекционного центра по производству эмбрионов позволило говорить о совершенно других числах. Одна корова способна дать до 250 тыс. яйцеклеток за жизнь. Поэтому самые удачные генетические «образцы» можно и нужно размножать в промышленных масштабах. При использовании технологии эмбриотрансфера любое агропредприятие может создать высокопродуктивное стадо за три года. До появления новейших биотехнологий на это требовалось в несколько раз больше времени — пять, семь поколений животных или 15-20 лет кропотливой селекционной работы.

— В нынешней нестабильной экономической ситуации никто не будет рассчитывать на такие сроки. С нашей помощью и крупные агропредприятия, и небольшие хозяйства способны выйти на необходимый им уровень производства намного быстрее, — подчеркивает Любовь Маркина.


Производственная мощность «Бетагран Липецк» — до 7 тыс. эмбрионов в год. В центре используется 140 коров-доноров. Это животные голштинской породы с подтвержденной продуктивностью 12-13 тыс. кг молока за 305 дней лактации. Среди коров «Бетаграна Липецк» есть рекордсменки, от которых за год использования в качестве доноров получено до 100 сексированных эмбрионов, а это как минимум 40-50 телят. С «генетической» точки зрения такие коровы прожили уже больше двадцати жизней.


Впрочем, по словам Любови Маркиной, «Бетагран Липецк» готов помогать своим партнерам, и если они предоставят генетически ценный материал от собственных доноров. Ведь цель проекта «Бетаграна» — создание собственного отечественного производства эмбрионов элитных пород скота с высоким генетическим потенциалом, адаптированного к местным условиям. Необходимо обеспечить максимально быстрый, устойчивый рост продуктивности КРС для повышения производства молока в Российской Федерации и снижения импортозависимости.

— Для выполнения этих задач у нас есть все возможности. Центр обеспечен ультрасовременным оборудованием. С его помощью можно производить эмбрионы, получать с помощью микроманипуляций однояйцевых близнецов, разделять по полу уже полученные эмбрионы. Наше производство располагает и современным криобанком, вместимость которого составляет около 400 тыс. пает. В жидком азоте, при температуре -196 градусов Цельсия эмбрионы могут храниться не одно десятилетие. Но само оборудование ничего не стоит без наличия обученных, подготовленных к внедрению новых технологий кадров. В центре сегодня работают высококлассные специалисты, прошедшие подготовку в России и за рубежом, — отметила Любовь Маркина.

Производство эмбрионов в России до недавнего времени исчислялось лишь сотнями в нескольких регионах страны, что совершенно не достаточно, поэтому российские эксперты признают актуальность и своевременность создания такого проекта.

Среди партнеров «Бетагран Липецк» — агропромышленные предприятия из Московской Воронежской, Тамбовской, Нижегородской, Орловской областей, Башкортостана, Алтайского края и других регионов. Большинство из них с помощью «Бетагран Липецк» решают собственные экономические задачи. С экономической точки зрения эмбриотрансплантация чрезвычайно выгодное направление для сельхозпредприятий.

— Ведь собственно говоря, для чего совершенствуется генетический потенциал молочного стада? Чтобы поднять уровень его продуктивности, а чем выше надои, тем рентабельнее предприятие. Тем более за короткий промежуток времени, — пояснила Любовь Маркина.

Она и ее коллеги мечтают о том, чтобы новые биотехнологии помогли всей животноводческой отрасли России, а для этого необходима разработка государственных программ по внедрению инновационных технологий в животноводстве, поддержка в виде субсидий на Федеральном и региональных уровнях.

— Люди должны понимать, что наша работа и работа животноводов нужна стране, и вместе мы способны решить общие проблемы, достичь результатов уровня стран с развитым животноводством. К сожалению не всегда и не у всех есть еще понимание важности этого вопроса, у производственников в большинстве существует определенное недоверие. А между тем необходимо использовать свои, отечественные технологии, поддерживать финансово— уверена Любовь Маркина.

– «Щелково Агрохим» вложило в этот проект около 350 млн рублей, но для нашей страны необходимо 5-6 таких центров, чтобы вывести отечественное животноводство на качественно новый уровень своего развития. И тогда мы действительно сможем нарастить поголовье настолько, что полностью не будем зависеть от импортного молока и мяса, — резюмировал гендиректор холдинга «Щелково Агрохим» Салис Каракотов.